Автор Тема: Как устанавливается психологический контроль и формируется «личное» и «групповое  (Прочитано 2420 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Белая Леди

  • Administrator
  • Хранитель
  • *****
  • Сообщений: 492
  • Репутация +9/-0
    • Просмотр профиля
Еще Зигмунд Фрейд писал, что эволюция толпы базируется на побуждении людей поступать так же, как остальные, чтобы «быть в гармонии с большинством». В работе «Психология масс и анализ человеческого Я» он указывал, что участникам группы свойственно следовать за лидером и даже отождествляться с ним.

Когда человек поддается влиянию всеобщего действия и начинает вести себя вовсе не так, как делал бы это в одиночку, он проявляет групповой конформизм. В результате реального или воображаемого давления группы изменяется его поведение или убеждения.

Роль группового конформизма в изменении мнения человека была показана в знаменитом эксперименте д ра Соломона Эша по исследованию восприятия, в котором участники должны были определить, какой из трех сравниваемых отрезков соответствует эталонному. Этот эксперимент продемонстрировал, что при всей простоте и однозначности ответа люди начинают сомневаться в его правильности и даже переживают самый настоящий «эпистемологический кошмар», когда остальные члены группы (в действительности, «подсадные утки») дают до них неправильный ответ на поставленный вопрос. Сам Эш сказал о результате эксперимента так: «Меня тревожит, что разумные и добросовестные молодые люди готовы назвать белое черным. Это обстоятельство поднимает вопросы о методах образования и ценностях, которые определяют наше поведение».

Действительно, результат эксперимента мог встревожить: без принуждения к конформизму, без применения системы поощрений и наказаний, при вполне простой и однозначной формулировке задания уровень конформизма в этих экспериментах достигал 37 процентов!

Означает ли это, что если при таком неявном и минимальном давлении люди столь уступчивы, то при сильном принуждении они могут даже проявить конформизм в осуществлении актов жестокости и насилия?

Психолог Милгрэм поставил эксперименты, в которых исследовал поведение испытуемых при получении авторитетных приказов, вынуждавших их пойти на сделку с совестью. Фактически в эксперименте исследовалась готовность человека уступить требованиям власти и подчиниться деструктивным приказам. В ходе эксперимента выяснилось, что более девяноста процентов испытуемых готовы выполнять приказы властей, даже зная, что могут причинить физические страдания другому человеку. Человек начинает считать себя инструментом для выполнения приказов, отданных других человеком, и снимает с себя ответственность за совершаемые действия. Милгрэм не только выяснил, что люди демонстрируют подчинение авторитету, но и выяснил условия, вызывающие подчинение. Это эмоциональное отстранение от жертвы, близость к легитимному авторитету и престиж авторитета.

Милгрэм прокомментировал эту склонность к подчинению так: «Хотя некоторые испытуемые знали, что поступают неправильно, внутренне они считали, что находятся на стороне добра. Они не понимали, что субъективные переживания, которые не выражены в поступках, не имеют отношения к нравственности. Любой политический контроль осуществляется в действиях. Тирании увековечиваются малодушными людьми, не способными отстаивать свои убеждения. Люди придают слишком мало значения тому, что они делают, и не понимают, что ценности надо защищать, совершая поступки».

В психологии известен феномен малых уступок, когда люди, согласившиеся выполнить маленькую необременительную просьбу, проявляют тенденцию позднее уступать более серьезным требованиям. Людей поэтапно втягивают в выполнение деструктивного действия, которое создает внутреннее противоречие между их установками и поведением. По мнению Милгрэма, для устранения или уменьшения такого противоречия «многие испытуемые начинали давать жертве резко отрицательную и заниженную оценку, стараясь оправдать жестокие действия, которые они совершали против нее. Решившись действовать против жертвы, испытуемые вынуждены рассматривать ее как малоценную личность, чье наказание неизбежно из за дефектов интеллекта и характера самой жертвы».

Вспомним вторую мировую войну, во время которой тысячи вполне обычных людей принимали активное участие в создании и бесперебойной работе концентрационных лагерей, где уничтожались миллионы евреев и представителей других национальностей. В свете наших знаний о групповом конформизме и подчинении авторитету мы можем понять, почему обычные люди, которые до прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера были добропорядочными бюргерами, стали участниками разработанной программы по истреблению целых народов.

В пятидесятые годы психолог Леон Фестингер разработал теорию когнитивного диссонанса, суть которой сводится к следующему: человек может выдержать лишь небольшое расхождение между его установками и поведением, между его мыслями, чувствами и действиями. Если вы сможете заставить человека вести себя иначе, чем он привык, его убеждения, его мысли и чувства изменятся. Если вы сможете убедить его принять новую установку, его поведение изменится. Это происходит потому, что он должен минимизировать возникающий при этом внутренний диссонанс.

Мы должны поддерживать согласованность наших знаний. Осознавая несовместимость двух мыслей, или двух убеждений («когниций»), или несоответствие между нашими установками и поведением, мы ощущаем несогласованность, испытываем напряжение и ощущаем необходимость перемен. Итак, чтобы уменьшить неприятное ощущение внутреннего конфликта, мы меняем наши мысли и чувства, чтобы они оправдывали наше поведение (это так называемый эффект самоубеждения). Изменение любого из компонентов («компоненты» – это поведение, мысли и чувства) повлечет за собой изменение двух других, чтобы сгладить противоречие. Когда мысли, поведение и чувства человека меняются, меняется его личность. Если при этом информация, которую получает человек, жестко контролируется (например, дозируется или цензурируется), то он лишается возможности анализировать достоверную информацию и утрачивает реальную возможность размышлять, что стимулирует изменение его сознания.

Стремясь экспериментально проверить справедливость этой теории, в качестве объекта исследований Фестингер выбрал уфологическую тоталитарную секту в Висконсине, построившую свой культ на идее скорого наступления конца света.

Лидер секты утверждал, что находится в телепатическом контакте с пришельцами с другой планеты. Члены секты продали дома, раздали деньги и в назначенный день поднялись на верши ну горы, чтобы спастись от неминуемой гибели на летающих тарелках, так как на следующее утро, по предсказанию лидера, ожидался конец света.

Они тщетно прождали всю ночь, но летающие тарелки не прилетели. Пришло утро, и конец света не наступил. Казалось бы, последователи должны были испытать разочарование и счесть себя обманутыми, но таких «отщепенцев» нашлось всего двое, и то оба они были из «новеньких». Большинство же членов секты еще более укрепилось в вере. Лидер возвестил, что пришельцы видели их всенощное бдение и решили пощадить Землю. А члены секты стали еще более предаными лидеру и еще теснее сплотились вокруг него после унижения и публичного осмеяния в прессе.

Теория когнитивного диссонанса объясняет, почему последователи секты еще теснее сплотили ряды. Каждый человек стремится сохранить гармонию и придать своей жизни смысл. Он должен считать, что действует в соответствии со своим собственным мировоззрением и системой ценностей. Если его поведение по какой то причине меняется, то его представление о себе и система ценностей тоже меняются, чтобы соответствовать новому стилю поведения. Деструктивные секты умышленно вызывают у последователей такой диссонанс, чтобы психологически их контролировать.

Человеческая потребность в групповом конформизме и повиновении властям активно используется для изменения индивидуального и группового сознания с помощью техник модификации поведения.

Модификация поведения – это использование положительного подкрепления для контроля и изменения личности (или группы). В социальной психологии сделано замечательное открытие: в попытке адекватно отреагировать на сложившуюся ситуацию мы иногда реагируем на информацию, которую получили подсознательно. Однажды группа студентов психологов решила проверить действенность техник модификации поведения на одном из преподавателей. Во время лекции этот профессор обычно расхаживал вдоль кафедры. Когда он двигался к левому окну, студенты улыбались и смотрели на него с явной заинтересованностью. Когда же он поворачивал направо, студенты явно скучнели и теряли к нему интерес. Вскоре профессор начал потихоньку смещаться влево, а потом и вовсе стоять у левой стены. Но когда студенты рассказали профессору, какую шутку с ним сыграли, он искренне утверждал, что все это выдумки и ничего подобного не было! Он не видел ничего странного в том, что стоял у левой стены, и сердито доказывал, что сделал так из соображений удобства. Он явно не осознавал, что на него активно воздействовали, и что его поведение было реакцией на информацию, полученную подсознательно.

Конечно, в обычных обстоятельствах никто не занимается модификацией нашего поведения и в основном люди ведут себя так, как принято в данном обществе и данной культурной среде.